СКОРАЯ ЮРИДИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ Четверг, 21 Сентябрь 2017, 09:21
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта

Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 57

Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

                         

     ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ N 1

(УТВ. ПРЕЗИДИУМОМ ВЕРХОВНОГО СУДА РФ 13 АПРЕЛЯ 2016 Г.)

                        ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА
                             РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

 

                                    СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ
                                ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

        I. Разрешение споров, возникающих из договорных отношений

     1. Наличие долговой расписки у заимодавца подтверждает неисполнение
денежного обязательства со стороны заемщика,  если  последним  не   будет
доказано иное.
     И. обратилась в суд с иском к Д. о взыскании долга по договору займа
и процентов за пользование чужими денежными средствами.
     Решением  суда  первой  инстанции,   оставленным   без     изменения
определением суда апелляционной  инстанции,  в  удовлетворении    иска И.
отказано.
     Судом установлено, что в подтверждение договоров займа и их условий
в материалы дела истцом представлены  расписки,  из  содержания   которых
следует, что 20 марта 2008 г. Д. взяла 200 000 руб. под 4%  в  месяц   на
неопределенный срок, обязалась выплачивать проценты от суммы каждый месяц
20 числа наличными, остальную сумму обязалась вернуть по требованию.   30
октября 2008 г. Д. взяла 100 000 руб. под 4%  и  обязалась  отдавать  20
числа каждого месяца проценты от суммы.
     Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска, суды  исходили   из
того, что между сторонами по делу  не  был  заключен  договор    займа, а
имеющаяся в деле расписка не подтверждает факт получения денежных средств
именно  у  истца,  поскольку  не  содержит  сведений  о      заимодавце и
обязательства Д. по возврату указанных в расписке сумм И.
     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного  Суда   Российской
Федерации в кассационном порядке признала ошибочными выводы судов первой
и апелляционной инстанций, указав следующее.
     В соответствии со ст. 807 ГК РФ  по  договору  займа  одна   сторона
(заимодавец) передает в собственность другой стороне  (заемщику)   деньги
или другие вещи, определенные родовыми признаками, а  заемщик   обязуется
возвратить заимодавцу такую же сумму  денег  (сумму  займа)  или   равное
количество других полученных им вещей того же рода и качества.
     Договор займа считается заключенным с момента  передачи  денег   или
других вещей.
     Согласно ст. 161, 808 ГК РФ договор займа между  гражданами   должен
быть заключен в письменной форме, если его сумма превышает не менее чем в
десять раз установленный законом минимальный размер оплаты  труда,  а  в
случае, когда заимодавцем является юридическое  лицо,  -  независимо  от
суммы.  В  подтверждение  договора  займа  и  его  условий     может быть
представлена расписка заемщика или иной документ, удостоверяющий передачу
ему заимодавцем определенной денежной суммы.
     Таким  образом,  для  квалификации  отношений  сторон  как   заемных
необходимо установить соответствующий  характер  обязательства,   включая
достижение между ними  соглашения  об  обязанности  заемщика   возвратить
заимодавцу полученные денежные средства.
     На основании п. 1 ст. 160 ГК РФ сделка в  письменной  форме   должна
быть совершена путем составления документа, выражающего ее содержание   и
подписанного лицом или лицами, совершающими сделку, или должным   образом
уполномоченными ими лицами.
     В силу п. 1 ст. 162 ГК  РФ  нарушение  предписанной  законом   формы
сделки лишает стороны права в случае  спора  ссылаться  в   подтверждение
сделки  на  показания  свидетелей,  но  не  лишает  их  права   приводить
письменные и другие доказательства.
     Исходя из изложенного передача денежной суммы конкретным заимодавцем
заемщику  может  подтверждаться  различными   доказательствами,   кроме
свидетельских показаний.
     Из материалов дела следует, что при рассмотрении дела ответчик имела
намерение заключить мировое соглашение с истцом, фактически выражала лишь
несогласие с начисленными процентами.
     Однако  эти  обстоятельства,  имеющие  существенное     значение для
квалификации правоотношения сторон, в нарушение требований ч. 4   ст. 67,
ч. 4 ст. 198 ГПК РФ оценки судебных инстанций не получили.
     Кроме того, судами не было учтено, что, по смыслу  ст. 408  ГК   РФ,
нахождение долговой  расписки  у  заимодавца  подтверждает   неисполнение
денежного обязательства со стороны заемщика, если им не  будет   доказано
иное.
     Ссылка суда на то, что истцом  не  было  представлено  иных   (кроме
расписки)  доказательств  в  обоснование  заявленного  иска,     является
несостоятельной,  поскольку  обязанность  представления    доказательств,
опровергающих факт заключения договора займа с  конкретным   заимодавцем,
лежала на ответчике Д.

                                                                                     Определение N 12-КГ15-3

     2.  Последствием  признания  недействительным  условия    кредитного
договора об уплате комиссионного вознаграждения за  обслуживание   счета,
как ущемляющего права потребителя, является возмещение возникших убытков,
наличие и размер которых подлежат  доказыванию  потребителем
.   Положения
ст. 28 и 30 Закона Российской Федерации "О защите прав  потребителей"   к
отношениям сторон кредитного договора применению не подлежат.
     Ш. обратился в суд с иском к банку и  с  учетом  уточнения   исковых
требований просил о применении последствий недействительности   ничтожной
сделки в части, взыскании комиссии, неустойки, штрафа, судебных расходов.
     Решением районного суда, оставленным без изменения определением суда
апелляционной инстанции, исковые требования Ш. удовлетворены.
     Судом установлено, что между Ш. и банком был  заключен  договор   на
получение персонального кредита в офертно-акцептной форме.
     Обязательства банка перед истцом по  предоставлению  суммы   кредита
были исполнены в  полном  объеме.  Принятые  на  себя    обязательства Ш.
исполнял надлежащим образом, платежи по кредиту и проценты за пользование
денежными средствами уплачивал ежемесячно.
     Помимо платежей по кредиту и  процентов  за  пользование   денежными
средствами истцом ежемесячно уплачивалась комиссия за обслуживание счета,
сумма  которой  подтверждена  выпиской  по  счету   и       ответчиком не
оспаривалась.
     Суд первой инстанции, удовлетворяя исковые требования, а также   суд
апелляционной инстанции, оставляя решение суда без изменения, исходили из
того, что  включение  банком  в  кредитный  договор  условия  об  уплате
комиссионного вознаграждения за обслуживание  счета,  который   выполняет
функции ссудного счета, ущемляет установленные законом права потребителя
и согласно ст. 16 Закона  Российской  Федерации  от  7  февраля   1992 г.
N 2300-I "О защите прав потребителей"  (далее  -  Закон  о  защите  прав
потребителей)  является  основанием  для   признания   такого   условия
недействительным. В связи с этим, на основании  ст. 28  и  30    Закона о
защите прав потребителей в  пользу  истца  была  взыскана    неустойка за
просрочку исполнения обязанности по возврату комиссии.
     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного  Суда   Российской
Федерации в кассационном  порядке  признала  выводы  судебных   инстанций
ошибочными по следующим основаниям.
     Согласно п. 1 ст. 819 ГК РФ по кредитному договору  банк  или   иная
кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства
(кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором,   а
заемщик  обязуется  возвратить  полученную  денежную  сумму  и   уплатить
проценты на нее.
     В соответствии с ч. 1  ст. 29  Федерального  закона  от  2   декабря
1990 г. N 395-I "О банках и банковской деятельности"" процентные   ставки
по кредитам и (или) порядок их  определения,  в  том  числе   определение
величины процентной ставки по кредиту в зависимости от изменения условий,
предусмотренных в  кредитном  договоре,  процентные  ставки  по   вкладам
(депозитам) и комиссионное вознаграждение по  операциям   устанавливаются
кредитной  организацией  по  соглашению  с  клиентами,  если    иное   не
предусмотрено федеральным законом.
     Пунктом 3 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации
от 28 июня 2012 г. N 17 "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам
о защите прав  потребителей"  разъяснено,  что  под  финансовой   услугой
следует  понимать  услугу,  оказываемую  физическому  лицу  в     связи с
предоставлением, привлечением и (или) размещением денежных средств и   их
эквивалентов, выступающих в качестве самостоятельных объектов гражданских
прав (предоставление кредитов (займов), открытие и ведение текущих и иных
банковских  счетов,   привлечение   банковских   вкладов     (депозитов),
обслуживание банковских карт, ломбардные операции и т.п.).
     В силу п. 1  ст. 16  Закона  о  защите  прав  потребителей   условия
договора,  ущемляющие  права  потребителя  по  сравнению  с    правилами,
установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в
области защиты прав потребителей, признаются недействительными.  Если   в
результате исполнения договора, ущемляющего права  потребителя,  у   него
возникли убытки, они подлежат  возмещению  изготовителем   (исполнителем,
продавцом) в полном объеме.
     Лицо, право которого нарушено, может требовать  полного   возмещения
причиненных ему убытков, если законом  или  договором  не   предусмотрено
возмещение убытков в меньшем размере (п. 1 ст. 15 ГК РФ).
     Из  содержания  указанных  норм  в  их  взаимосвязи     следует, что
последствием  признания  недействительным  условия  кредитного   договора
(например, об уплате комиссионного вознаграждения за обслуживание счета),
как ущемляющего права потребителя, является возмещение возникших убытков,
наличие и размер которых подлежат доказыванию потребителем.
     Это судебными инстанциями учтено не было.
     Суды  первой  и  апелляционной  инстанций  ошибочно      применили к
отношениям  сторон  положения  ст. 28  и  30  Закона  о       защите прав
потребителей, регламентирующих последствия нарушения исполнителем сроков
выполнения  работ  (оказания  услуг)  и  сроков  устранения   недостатков
выполненной работы  (оказанной  услуги),  поскольку  действия   кредитной
организации по взиманию комиссии по обслуживанию счета не  являются   тем
недостатком работы (услуги), за нарушение сроков выполнения которой может
быть взыскана неустойка на основании названного закона.

                                                                                     Определение N 16-КГ15-25

 II. Разрешение споров, связанных с трудовыми и социальными отношениями

     3. Стоимость проезда  работника  на  железнодорожном    транспорте в
личных целях, оплаченная  работодателем,  является  доходом,   полученным
работником в натуральной форме, который подлежит налогообложению.
     С. обратилась в суд  с  иском  к  открытому  акционерному   обществу
"Федеральная пассажирская компания" (далее  -  ОАО  "ФПК")  об   обязании
возвратить сумму подоходного налога, удержанную из ее заработной платы, и
о компенсации морального вреда.
     Судом установлено, что С. работает в филиале ОАО "ФПК" в   должности
начальника пассажирского поезда.
     В соответствии с п. 5  ст. 25  Федерального  закона  от  10   января
2003 г. N 17-ФЗ "О железнодорожном транспорте  в  Российской   Федерации"
работники  железнодорожного  транспорта  общего  пользования   пользуются
правом бесплатного проезда на железнодорожном транспорте за счет средств
соответствующих  организаций  в  порядке   и   на       условиях, которые
предусмотрены отраслевым тарифным соглашением и коллективными договорами.
     Подпунктом 3.4.1 коллективного  договора,  заключенного  между   ОАО
"ФПК" и его работниками, действовавшего с 2010 по 2013 год, предусмотрено
право работников на бесплатный проезд по  личным  надобностям  один   раз
в год по разовому транспортному требованию в купейном вагоне пассажирских
поездов всех категорий от пункта отправления  до  пункта  назначения  на
территории Российской Федерации и обратно.
     Подпунктом   8.2.1   отраслевого   соглашения   по      организациям
железнодорожного транспорта на 2011-2012 годы установлено, что работникам
за счет средств работодателя предоставляется  право  проезда  по   личным
надобностям на территории Российской Федерации в купейном вагоне поездов
дальнего следования всех категорий один раз в год и проезд в пригородном
сообщении или в поездах дальнего следования (при отсутствии пригородного)
на  суммарное  расстояние  двух  направлений  до  200  км      или оплату
(компенсацию) проезда.
     В  целях  реализации  права  работников  на  бесплатный    проезд на
железнодорожном транспорте распоряжением ОАО "ФПК" от 30 декабря 2011 г.
N 1368-р утверждены Правила предоставления в ОАО "ФПК" (далее - Правила)
права  бесплатного  проезда  на   железнодорожном   транспорте   общего
пользования, в соответствии с которыми для оформления бесплатного проезда
по личным надобностям работникам выдаются транспортные требования   формы
N 6, а для  оформления  бесплатного  проезда  по  служебным   надобностям
-транспортные требования формы 1, 2, 3, 6-А.
     Пунктом 2.1 Правил предусмотрены виды проезда работников ОАО   "ФПК"
по служебным надобностям.
     Подпунктом 3.1.3 Правил определено, что проезд работника  один   раз
в год в направлении "туда и обратно" по территории Российской   Федерации
относится к видам проезда по личным надобностям.
     Судом также установлено, что С. как работник ОАО "ФПК" в  период   с
2010 по 2012 год неоднократно пользовалась правом бесплатного проезда на
основании приведенного пункта Правил по транспортным  требованиям   формы
N 6.
     Согласно справке  ОАО  "ФПК"  за  период  с  2010  по    2013 год из
заработной платы С. были произведены  удержания  подоходного  налога  со
стоимости проезда  по  бесплатным  транспортным  требованиям    формы N 6
согласно реестров перевозок работников  ОАО  "ФПК"  в  поездах   дальнего
следования по личным надобностям.
     Разрешая спор и удовлетворяя исковые требования С. о взыскании с ОАО
"ФПК" суммы удержанного подоходного налога, суд первой инстанции пришел к
выводу о том, что безвозмездное оказание работодателем услуг работнику по
его проезду, а также оплата проезда по транспортным требованиям формы N 6
за счет средств работодателя не является доходом работника в натуральной
форме, а относится  к  категории  компенсационных  выплат,    связанных с
исполнением налогоплательщиком трудовых обязанностей, которые в силу п. 3
ст. 217 НК РФ не подлежат налогообложению.
     С данным выводом суда первой инстанции согласился суд апелляционной
инстанции.
     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного  Суда   Российской
Федерации в кассационном  порядке  признала  выводы  судебных   инстанций
основанными на неправильном толковании и применении  норм   материального
права.
     В силу п. 1 ст. 210  НК  РФ  при  определении  налоговой    базы для
исчисления налога  на  доходы  физических  лиц  учитываются  все   доходы
налогоплательщика, полученные им как в денежной,  так  и  в   натуральной
формах, или право на распоряжение которыми  у  него  возникло,  а   также
доходы в виде материальной выгоды, определяемой в соответствии со ст. 212
данного кодекса.
     К доходам, полученным налогоплательщиком  в  натуральной    форме, в
частности,  относится  оплата  (полностью   или   частично)   за   него
организациями  или  индивидуальными  предпринимателями  товаров   (работ,
услуг) или имущественных прав, в том числе коммунальных услуг,   питания,
отдыха, обучения в интересах налогоплательщика (подп. 1 п. 2 ст. 211   НК
РФ).
     Доходы физических лиц, не подлежащие налогообложению (освобождаемые
от налогообложения), перечислены в ст. 217 НК РФ.
     Так, в соответствии с п. 3 ст. 217 НК РФ не подлежат налогообложению
(освобождаются от налогообложения) следующие виды доходов физических лиц:
все  виды  предусмотренных  действующим  законодательством     Российской
Федерации,  законодательными  актами  субъектов  Российской    Федерации,
решениями    представительных    органов    местного       самоуправления
компенсационных выплат (в пределах норм, установленных в соответствии   с
законодательством  Российской  Федерации),  связанных   с     исполнением
налогоплательщиком трудовых обязанностей (включая переезд  на  работу  в
другую местность и возмещение командировочных расходов).
     Налоговый  кодекс  Российской  Федерации  не  содержит   определения
понятия "компенсационные выплаты".
     Между тем согласно п. 1 ст. 11 НК РФ институты, понятия  и   термины
гражданского, семейного и других  отраслей  законодательства   Российской
Федерации,  используемые  в  Налоговом  кодексе  Российской    Федерации,
применяются в том значении, в каком они  используются  в  этих   отраслях
законодательства, если иное не предусмотрено названным кодексом.
     В  ст. 164  ТК  РФ  содержатся  понятия  гарантий  и    компенсаций,
применяемые  в  трудовом  законодательстве.  Гарантии      определены как
средства,  способы  и  условия,  с   помощью   которых     обеспечивается
осуществление    предоставленных    работникам    прав    в    области
социально-трудовых   отношений,   компенсации   -   денежные   выплаты,
установленные  в  целях  возмещения  работникам  затрат,      связанных с
исполнением ими трудовых  или  иных  предусмотренных  Трудовым   кодексом
Российской Федерации или другими федеральными законами обязанностей.
     Из приведенных положений ст. 164 ТК РФ и п. 3 ст. 217 НК РФ следует,
что не подлежат налогообложению налогом на доходы физических лиц   доходы
работника, получаемые в качестве возмещения тех затрат, которые понесены
им в связи с выполнением трудовых обязанностей, то есть   компенсационные
выплаты.
     Поскольку бесплатный проезд С. как работника ОАО  "ФПК"  по   личным
надобностям по  транспортному  требованию  формы  N 6  за  счет   средств
работодателя не связан с исполнением ею трудовых обязанностей, то в силу
положений ст. 164 ТК РФ оплата работодателем  такого  проезда  не   может
рассматриваться как компенсационная выплата, на которую распространяются
положения п. 3  ст. 217  НК  РФ  об  освобождении  такого  вида   доходов
физических лиц от налогообложения.
     Право бесплатного проезда на железнодорожном транспорте  по   личным
надобностям, предоставляемое  ОАО  "ФПК"  своим  работникам,    исходя из
подлежащих применению к спорным отношениям норм ст. 164 ТК РФ и п. 3.1.3.
Правил, является  гарантией,  обеспечивающей  осуществление   работниками
своих прав в области социально-трудовых отношений.
     Таким образом, оплата ОАО "ФПК"  за  С.  стоимости  ее    проезда по
бесплатным  транспортным  требованиям  формы  N 6  в  поездах    дальнего
следования по личным надобностям представляет собой доход, полученный С.
в  натуральной  форме,  который  подлежит  налогообложению  на   доходы
физических лиц, поскольку исчерпывающий перечень подлежащих освобождению
от налогообложения доходов (ст. 217 НК  РФ)  не  содержит  указаний  для
освобождения от  налогообложения  выплат,  предоставляемых    работнику в
качестве гарантий.
     С  учетом  изложенного  Судебная  коллегия  по  гражданским  делам
Верховного Суда  Российской  Федерации  отменила  состоявшиеся  по  делу
судебные постановления и,  не  передавая  дело  на  новое   рассмотрение,
приняла новое решение об отказе в удовлетворении иска.

                                                                                      Определение N 8-КГ15-6

     4.  Свидетельство  об   удостоверении   тождественности     личности
гражданина с лицом,  изображенным  на  представленной  этим   гражданином
фотографии, выданное нотариусом, не является документом,   удостоверяющим
личность гражданина, на основании которого может быть назначена трудовая
пенсия по старости  лицу,  не  имеющему  паспорт  гражданина   Российской
Федерации.

     Х. обратилась в суд с иском к пенсионному органу об обязании принять
заявление и о назначении пенсии, указав в обоснование своих требований на
то, что ранее она обращалась в пенсионный орган для  назначения   пенсии,
предъявив в качестве документа, удостоверяющего личность,   свидетельство
об удостоверении тождественности гражданина  с  лицом,  изображенным  на
фотографии.  Пенсионным  органом  отказано  в  регистрации  и    принятии
заявления Х. о назначении  трудовой  пенсии  по  старости,    поскольку к
заявлению не приложены необходимые  документы,  подтверждающие   личность
заявителя, а свидетельство об удостоверении тождественности гражданина с
лицом, изображенным на фотографической карточке, не является документом,
подтверждающим  личность  заявителя,  его  возраст,  место    жительства,
принадлежность к гражданству.
     Уточнив исковые требования, истец просила признать незаконным отказ
пенсионного органа в регистрации и принять к рассмотрению ее заявления о
назначении  трудовой  пенсии  по  старости,  обязать  ответчика   принять
заявление о  назначении  трудовой  пенсии  по  старости  с   необходимыми
документами, в  том  числе  с  документом,  удостоверяющим    личность, -
"Свидетельством об удостоверении  тождественности  гражданина  с   лицом,
изображенным на фотографической карточке", выданным нотариусом,   обязать
пенсионный орган назначить ей трудовую пенсию по  старости  с  18   марта
2014 г. (с даты обращения в пенсионный орган).
     Судом по делу установлено, что в подтверждение  заявленных   доводов
истец Х. представила свое свидетельство о рождении, а также свидетельства
о заключении и расторжении брака с Н.
     В связи с заключением брака с Х.С. истцу присвоена фамилия Х.,   что
подтверждается свидетельством о заключении брака.
     18 марта 2014 г. Х. обратилась в пенсионный орган  с  заявлением  о
назначении трудовой пенсии по старости в связи с достижением   55-летнего
возраста,  указав,  что  из  документов  она  имеет      свидетельство об
удостоверении  тождественности  гражданина  с  лицом,     изображенным на
фотографической  карточке,  от  всех  остальных  документов,  а    именно
паспорта, СНИЛСа, ИНН, медицинского  полиса,  она  отказалась  по   своим
религиозным убеждениям.
     Пенсионным  органом  в  регистрации  и  принятии      заявления Х. о
назначении трудовой пенсии по старости отказано со ссылкой на то, что   к
заявлению не приложены необходимые  документы,  подтверждающие   личность
заявителя.
     Из  заявления  Х.,  ответа  территориального  органа     Федеральной
миграционной службы (далее - отдел УФМС)  следует,  что  по   религиозным
убеждениям истец сдала свой паспорт гражданина  Российской  Федерации  в
отдел УФМС.
     Свидетельством об удостоверении тождественности гражданина с лицом,
изображенным  на  фотографической  карточке  (далее  -    свидетельство о
тождественности личности), удостоверенным нотариусом, подтверждено,   что
лицо, изображенное на фотографической карточке в указанном свидетельстве,
зарегистрированном в реестре, тождественно с предъявившей ее Х.
     Разрешая спор и удовлетворяя  исковые  требования  Х.  об   обязании
ответчика принять заявление о назначении трудовой пенсии по старости   на
основании свидетельства о тождественности личности, суд первой инстанции
исходил из того, что паспорт гражданина  Российской  Федерации   является
основным,  но  не  единственным  документом,  удостоверяющим     личность
гражданина на  территории  Российской  Федерации,    законодательством не
ограничено  право  гражданина  на  удостоверение  его  личности   иными
документами.
     При  этом  суд  первой  инстанции  пришел  к  выводу  о   том,   что
представленное Х. в пенсионный  орган  свидетельство  о   тождественности
личности  оформлено  в  соответствии   с   положениями       ст. 84 Основ
законодательства  Российской  Федерации   о   нотариате,     удостоверено
нотариусом и является подтверждением того,  что  лицо,  изображенное  на
фотографии,  тождественно  с   представившей   ее       личностью, данное
свидетельство позволяет установить гражданство истца, ее возраст,   место
жительства,  в  связи  с  чем  признал  незаконным  отказ     ответчика в
регистрации и принятии заявления Х.  о  назначении  трудовой    пенсии по
старости.
     Суд апелляционной инстанции  согласился  с  данными  выводами   суда
первой инстанции и их правовым обоснованием.
     Судебная коллегия по гражданским делам Верховного  Суда   Российской
Федерации, рассмотрев  дело  в  кассационном  порядке,  признала   выводы
судебных  инстанций  основанными  на   неправильном       толковании норм
материального права, отменила состоявшиеся по делу судебные постановления
и приняла новое решение об  отказе  в  удовлетворении  иска  Х.,   указав
следующее.
     В силу ст. 7 Федерального закона от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ   "О
трудовых пенсиях  в  Российской  Федерации",  подлежащего    применению к
спорным отношениям  и  действовавшего  до  1  января  2015 г.    (далее -
Федеральный закон от 17 декабря 2001 г.  N 173-ФЗ),  право  на   трудовую
пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и   женщины,
достигшие возраста 55 лет. Трудовая пенсия по старости  назначается   при
наличии не менее пяти лет страхового стажа.
     В соответствии с п. 2 ст. 18  Федерального  закона  от  17   декабря
2001 г.  N 173-ФЗ  перечень  документов,  необходимых  для   установления
трудовой пенсии, правила обращения за указанной пенсией, ее назначения и
перерасчета размера указанной пенсии, в  том  числе  лицам,  не   имеющим
постоянного места жительства на территории Российской Федерации, перевода
с одного вида пенсии на другой, выплаты этой пенсии, ведения   пенсионной
документации  устанавливаются  в  порядке,  определяемом   Правительством
Российской Федерации.
     Пунктом 2 постановления Министерства труда и  социального   развития
Российской Федерации и Пенсионного  фонда  Российской  Федерации    от 27
февраля 2002 г. N 16/19па "Об утверждении Перечня документов, необходимых
для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному
обеспечению в соответствии с Федеральными законами "О трудовых пенсиях в
Российской Федерации" и  "О  государственном  пенсионном    обеспечении в
Российской Федерации" (действовавшим  на  момент  возникновения   спорных
отношений и до 1  января  2015 г.)  было  определено,  что  к   заявлению
гражданина, обратившегося за назначением  трудовой  пенсии  по   старости
(страховой части трудовой пенсии  по  старости)  должны  быть   приложены
соответствующие документы, в частности удостоверяющие личность, возраст,
место жительства, принадлежность к гражданству Российской Федерации.
     В п. 15 названного перечня в  качестве  документа,   подтверждающего
личность, возраст и гражданство лица, которому  устанавливается   пенсия,
указан паспорт этого лица.
     Согласно п. 13 подлежащих применению к  спорным  отношениям   Правил
выплаты пенсии в соответствии с Федеральными законами "О трудовых пенсиях
в Российской Федерации" и "О государственном  пенсионном  обеспечении  в
Российской Федерации",  утвержденных  постановлением  Пенсионного   фонда
Российской Федерации N 15п, Минтруда России N 18 от 16 февраля   2004 г.,
доставка пенсии производится при предъявлении документа, удостоверяющего
личность.
     Разрешая спор, судебные  инстанции  пришли  к  выводу  о    том, что
представленное Х. свидетельство об установлении тождественности личности
с лицом, изображенным на фотографической карточке, выданное   нотариусом,
является допустимым документом для  восстановления  и  выплаты   трудовой
пенсии по старости.
     Между тем судебными инстанциями  не  учтено,  что  согласно   ст. 10
Федерального закона от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ "О гражданстве   Российской
Федерации" документом, удостоверяющим гражданство Российской   Федерации,
является паспорт  гражданина  Российской  Федерации  или  иной   основной
документ,  содержащий  указание  на  гражданство  лица.  Виды    основных
документов, удостоверяющих  личность  гражданина  Российской   Федерации,
определяются федеральным законом.
     До настоящего времени такой федеральный закон не принят.
     Конституция Российской Федерации возлагает на Президента Российской
Федерации как главу государства решение вопросов гражданства   Российской
Федерации (п. "а" ст. 89)  и  устанавливает,  что  Президент   Российской
Федерации осуществляет свои  полномочия  посредством  издания    указов и
распоряжений (ч. 1 ст. 90).
     Таким  образом,  Президенту  Российской  Федерации    делегированы в
соответствии с Конституцией Российской Федерации полномочия  по   изданию
указов, восполняющих  пробелы  в  правовом  регулировании  по   вопросам,
требующим законодательного разрешения, при условии, что такие  указы   не
противоречат Конституции Российской Федерации и федеральным законам, а их
действие во времени ограничивается периодом до принятия   соответствующих
законодательных актов.
     В целях создания необходимых условий для обеспечения конституционных
прав и свобод граждан Указом Президента Российской Федерации от 13 марта
1997 г. N 232 "Об основном документе, удостоверяющем личность гражданина
Российской Федерации на территории Российской Федерации"  был  введен  в
действие паспорт гражданина Российской  Федерации,  являющийся   основным
документом, удостоверяющим личность гражданина Российской Федерации.
     Пунктом  2   данного   Указа   Президента   Российской   Федерации
Правительству Российской Федерации поручено утвердить образец  бланка   и
описание паспорта гражданина Российской Федерации, а также  положение   о
паспорте гражданина Российской Федерации.
     В соответствии со ст. 23 Федерального конституционного закона от 17
декабря  1997 г.  N 2-ФКЗ  "О   Правительстве   Российской     Федера

Вход на сайт

Поиск

Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930

Архив записей

Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz

  • Copyright MyCorp © 2017